google-site-verification: google7d1dea4cf0668283.htmlVerification: 9d7087fbcd538404c6a2103c687fdd2aVerification: 9d7087fbcd538404c6a2103c687fdd2a
123154, г. Москва, ул. Генерала Глаголева, д.8, к.1, кв.25Режим работы: с 10.00 до 18.00
+7(915)3396382+7(964)7803075
29.10.2019

Про расстрелы сослуживцев и самоубийства в армии

29.10.2019

 Несколько дней назад в войсковой части 54160 один из военнослужащих по призыву расстрелял из автомата сослуживцев: 8 человек погибли, 2 были ранены. Минобороны сразу же дало следующий комментарий:

"По предварительным данным с места происшествия, действия военнослужащего могли произойти на почве нервного срыва, вызванного личными обстоятельствами, не связанными с прохождением военной службы".

Позднее многие СМИ опубликовали информацию со ссылкой на анонимные источники в правоохранительных органах, в которой причиной случившегося были названы неуставные отношения. Затем всплыли фотографии с места преступления и краткая информация о произошедшем:


Свернуть )




Участвовать в сетевой олимпиаде "уверенно заявляю, что этот расстрел произошел из-за [подставить понравившуюся версию]", я не планирую: подожду решения суда. В этой записи лишь постараюсь на примере некоторых схожих историй дать вам информацию к размышлению.

Есть ли примеры, когда из-за неуставных взаимоотношений военнослужащий расстреливал сослуживцев?
Есть. Например, 7 июля 2008 года военнослужащий по контракту Виктор Дейнес, проходящий службу в 83-й одшбр, расстрелял четверых контрактников из своего подразделения. В одном из судебных решений описаны подробности произошедшего (личные данные удалены с заменой ФИО сквозной нумерацией: Дейнес фигурирует под номерами 4, 13, 14, 16, 17, 18, а четверо его сослуживцев - под остальными):

Из постановления о прекращении уголовного дела в отношении ( / / )4 следует, что 07.07.2008 личный состав ... парашютно-десантного батальона войсковой части № находился в полевом лагере, куда прибыл 04.07.2008 для проведения учебных занятий. Военнослужащий ( / / )4 с разрешения начальника караула убыл на близлежащее озеро для того, чтобы искупаться. В этот момент на озере находились ( / / )6, ( / / )5, ( / / )7, ( / / )8, которые употребляли спиртные напитки. После того, как ( / / )4 по указанию ( / / )5 разбудил спящего ( / / )6, последний недовольный этим применил физическое насилие к ( / / )13, выразившееся в применении к нему силового приема – подсечки, отчего ( / / )14 упал на землю. Затем ( / / )15 потребовал, чтобы ( / / )16 начал отжиматься от земли. Во время отжимания ( / / )12 наносил удары ( / / )17 веткой по ягодицам. После этого ( / / )18 покинул территорию озера и направился в караульное помещение. Позже, в этот же день ( / / )4 вернулся на расположенный вблизи места службы водоем, где из автомата произвел несколько выстрелов в ( / / )19, ( / / )20, ( / / )21 и ( / / )12, причинив им телесные повреждения, несовместимые с жизнью.


Эта история примечательна тем, что изначально ее пытались представить в ином свете: Дейнес дезертировал с оружием, на его поиски послали контрактников, а он их убил.

Как сообщили “МК” в пресс-службе военного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ, рядовой-контрактник Владимир Дейнес, будучи часовым в составе караула по охране склада ракетно-артиллерийского вооружения Сергеевского учебного центра, самовольно оставил пост. С собой солдат прихватил автомат и боекомплект. Трое военнослужащих-контрактников получили приказ задержать беглеца. Когда тот был настигнут, прозвучала автоматная очередь — Дейнес открыл огонь на поражение. Двое преследовавших его рядовых — Кустанаев и Исаев — погибли на месте. Третий, младший сержант Голышин, получил тяжелые ранения в позвоночник и плечо. Его госпитализировали в ближайшее медучреждение в Уссурийск, где он позже скончался. Сам беглец застрелился на месте своей кровавой расправы.

Мы писали, что от пуль погибли трое десантников. Вчера стало известно о четвертой жертве бойни. Александр Бурмистров, Алентай Кустанов и Виталий Исаев скончались на месте. Владимира Голышина доставили в госпиталь с тяжелым ранением: пули прошили позвоночник, спасти контрактника не удалось. Пятой жертвой стал сам Владимир Дейнес. Осознав, что он наделал, парень приставил автомат Калашникова к подбородку и нажал на курок...
Сейчас следователи пытаются восстановить события того трагического дня. Утром рядовой Дейнес заступил в караул - охранять склад с оружием. Но простоял недолго - через полчаса ушел куда глаза глядят, прихватив автомат. На поиски дезертира отправили четверых контрактников.
- Настоящую причину трагического происшествия мы сможем назвать, когда отработаем все версии. Возбуждено уголовное дело по статьям «убийство двух и более лиц», а также «дезертирство с оружием, вверенным по службе», - говорит следователь по особо важным делам военного следственного управления по Дальневосточному военному округу Владимир ЛЫМАРЬ.



Откуда же возникла версия, что погибшие контрактники были направлены на поиски дезертира? Ведь командиры отлично знали, что никакого приказа им на это не отдавали. Полагаю, что таким образом командование части пыталось снять с себя часть ответственности за произошедшее.
Вы, наверное, спросите: "Как это работает? Ведь вот он приговор, где черным по белому написано про неуставные отношения, как причину расстрела. Как командование ушло от ответственности?". Я отвечу на это другой историей, которая случилась годом позже в другом месте:

Армия. Все действующие лица - контрактники. Учения в неспокойном месте. У каждого есть оружие и боеприпасы. Ночь. На посту в охранении стоят несколько человек. Двое из них решают выпить заранее припасенную чекушечку. Выпили. Захорошело. И тут проверка постов офицером. Офицер видит, что солдат пьян и начинает предъявлять ему претензии. У офицера и этого солдата (назовем его "первый") ранее был конфликт. Подходит еще один солдат, который держит сторону офицера, и они вдвоем начинают попрекать пьяного. Рядом крутится "второй" пьяный солдат, который пытается влезть в спор на стороне "первого". В процессе разговора на повышенных тонах тот солдат, что за офицера, бьет ладонью по лицу пьяного "первого". Не очень сильно, скорее так, чтоб спесь сбить. У всех действующих лиц при себе оружие. Пьяный "первый" в гневе срывает с плеча автомат и от пояса дает короткую очередь по обидчику. Обидчик падает, получив ранения в руку и шею. Падает и крутившийся рядом "второй", пуля попадает ему в живот. Офицер невредим.
Сбегаются остальные солдаты. Идет оказание помощи пострадавшим. "Первый" понимает, что он натворил и у него начинается что-то похожее на истерику. С криками: "Что я наделал?! Что я наделал?!", он мечется туда-сюда, затем подходит к БТРу и начинает в отчаянии биться головой о борт машины. Разбивает себе лоб. Потом убегает. Через некоторое время возвращается.
Раненых забирают медики, стрелка определяют под стражу. Следователь проводит допрос, в ходе которого спрашивает, что у стрелявшего со лбом. Тот на голубом глазу заявляет, что его били. Еще до стрельбы бил офицер. Из-за этого, мол, и стрелять пришлось. Потом, конечно, свидетели показали, что он сам.
Итог. Один солдат с ранениями средней тяжести полностью излечился. Второй, с пулей в животе, стал инвалидом 2-й группы: пуля по ходу движения намотала и порвала кишечник, часть которого пришлось удалять, а также вошла в почку. Ее тоже удалили. Виновник стрельбы получает семь лет строгого режима и вроде бы еще и компенсацию пострадавшим должен выплатить.


После произошедшего командир роты получил соответствующие ЦУ сверху и сообщил личному составу, что карьера командира части не должна страдать из-за одного дурака. Поэтому он предложил всем очевидцам дать показания, что "первый" стоял на посту, был трезв, а "второй" и солдат, давший оплеуху, якобы заблудились, вышли из темноты и не услышали вопрос с паролем. Мол, поэтому "первый", как и положено по уставу, открыл огонь по "нарушителям". Также было заявлено, что следователь в курсе и проблем с ним не возникнет. Проблем действительно не возникло и были собраны как реальные показания, так и "спасающие карьеру". В округ оперативно ушла выдуманная информация о несчастном случае и действиях по уставу, а через год на суде фигурировали уже реальные показания. В итоге стрелявший получил по заслугам, а карьера командира части не пострадала, и он стал заместителем командующего армией.
Все обстоятельства данной истории выдуманы, а все совпадения с реальными событиями случайны©.


Обязательно ли военнослужащий, решивший расстрелять сослуживцев, был жертвой неуставных отношений с их (сослуживцев) стороны?
Не обязательно. Например, 2 июля 2012 года военнослужащий по призыву, находясь в карауле на посту по охране полевого учреждения Центрального банка РФ в войсковой части 71436 (Курильские острова), по неустановленным причинам расстрелял бухгалтеров.

Из постановления от 17.07.2013 года о прекращении уголовного дела № 05/13/0019-12 следует, что 02.07.2012 года около 22 часов рядовой Бессалов Е.А. заступил в качестве часового на пост № 4, осуществляющий охрану полевого учреждения Центрального банка РФ № 20082, расположенного на втором этаже здания штаба войсковой части 05812, дислоцирующейся в пос. Горячие Ключи Курильского района Сахалинской области. Около 22 часов 45 минут рядовой Бессалов Е.А., являясь часовым указанного учреждения и находясь в помещении полевого банка, из вверенного ему для несения службы оружия - автомата АКС-74 № калибра 5.45 мм с помощью 60 боевых патронов к нему произвел выстрелы в сотрудников полевого банка, находящихся в своих служебных кабинетах: главного бухгалтера Спинко В.В. и бухгалтеров Лысенко В.А. и Шевцову З.Ю. В результате действий рядового Бессалова Е.А. Спинко В.В. и Лысенко В.А. были убиты, а Шевцовой З.Ю. причинены телесные повреждения средней степени тяжести. После совершенного Бессалов Е.А. из этого же оружия покончил жизнь самоубийством. Уголовное дело № 05/13/0019-12, возбужденное по вышеуказанному факту убийства Спинко В.В. и Лысенко В.А., а также причинения Шевцовой З.Ю. средней тяжести вреда здоровью было прекращено 17.07.2013 года по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деяниях Бессалова Е.А. состава преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку на момент совершения данных преступлений последний находился в состоянии невменяемости (на л.д. 71-78).


Причины невменяемого состояния в уголовном деле якобы не пояснены. Понятно, что речь о неуставных отношениях со стороны бухгалтеров не шла. Про невыплату денежного довольствия тоже нет сведений. Значит, расстреливал он их либо просто так, без каких-то претензий, действительно став в какой-то момент невменяемым, либо желая выразить протест на какие-то возможные притеснения со стороны сослуживцев. Достать их в момент эмоционального срыва не мог и отыгрался на тех, кто был рядом.


Можно ли доверять версии Минобороны, что "действия военнослужащего могли произойти на почве нервного срыва, вызванного личными обстоятельствами, не связанными с прохождением военной службы"? Выше видим примеры, когда такими формулировками пытаются прикрыть начальственные карьеры. Да и легко предположить, что просто имидж ведомства спасают.
Возможно и так. Я не нашел сведений, где исключительно из-за личных проблем, не связанных со службой, военнослужащие расстреливают своих сослуживцев. Это не значит, что их в принципе нет, но мне такие документально подтвержденные истории неизвестны. Быть может история Бессалова из таких, но веских подтверждений этому нет.
Чаще всего из-за проблем, что на службе, что в личной жизни люди убивают только себя. Это может быть вызвано исключительно проблемами на службе. Наглядный пример:

21 декабря 2015 года, ввиду того, что 19 декабря того же года военнослужащий войсковой части 11111 по призыву рядовой И. покончил жизнь самоубийством, заместителем командующего войсками Восточного военного округа по работе с личным составом проведено административное разбирательство, по итогам которого установлены события, предшествующие суициду. Так, 18 декабря 2015 года прапорщик Я. без объяснения причин взял новые ботинки у рядового И., о чём последний доложил своему командиру – капитану Б.. При обращении с требованием возвращения обуви прапорщик Я. в присутствии капитана Б. обвинил И. в доносительстве, нанеся ему удар по затылку. Не предпринимая каких-либо мер по пресечению действий со стороны прапорщика Я., Б. упрекнул военнослужащего по призыву в растрате вверенного имущества, пригрозив материальной ответственностью. Вечером этих же суток военнослужащий по призыву рядовой Х., вернув И. ботинки, потребовал передачи ему взамен <...> рублей. В 6 часов 19 декабря 2015 года И. был обнаружен повешенным на лестнице чердака казармы. Установив в качестве причины самоубийства нервно-психологический срыв, вызванный психотравмирующей ситуацией на фоне психологического давления и отсутствия моральной поддержки со стороны командования подразделения, разбирательством было определено, что предпосылками суицида явились, помимо прочего:
- неудовлетворительная организация работы по воспитанию подчинённого личного состава, незнание их морально-психологических качеств, недостатки в работе по воинскому воспитанию и совершенствованию профессиональной подготовки офицеров и сержантов, упущений в выполнении статей 138-139 Устава внутренней службы Вооружённых Сил РФ со стороны <...> майора Лещенко. При этом непосредственными причинами суицидального происшествия по итогам разбирательства признаны действия прапорщика Я., выразившиеся в изъятии вещевого имущества у И., отсутствие морально-психологической поддержки со стороны командира капитана Б., совмещённое с угрозой материальной ответственности, вымогательство денежных средств рядовым Х. (л.д.92-99).



Может быть комбинированный вариант: проблемы на службе и проблемы в личной жизни. (К сожалению, и тут применяется сквозная нумерация при замене личных данных)

ФИО9 в судебном заседании показал, что примерно в середине ДД.ММ.ГГГГ года майор ФИО2 вызвал к себе в кабинет его, ФИО57 ФИО58, ФИО59, ФИО60 ФИО61 ФИО62 ФИО63 и ФИО64. Чабанов стал высказывать претензии в том, что они устроили чаепитие в служебном кабинете штаба батальона. Оставив в кабинете только тех, кто был зафиксирован на фотографии в момент чаепития, Чабанов нанес по одному удару кулаком в область груди ему, ФИО65, ФИО66 ФИО67, ФИО68 и ФИО69 по одному удару ладонью по лицу ФИО70 и ФИО71, удар рукояткой щетки в область лица ФИО72, отчего у последнего из раны в подбородке потекла кровь. В наказание они также выполняли физические упражнения – приседали и отжимались от пола. Помимо этого Чабанов предъявил претензии по поводу сбоев в работе компьютера, и кто-то из присутствующих сказал, что они купят новый. Сам Чабанов не высказывал требований о покупке компьютера, а также сборе для этого денежных средств. После разбирательства Чабанов всех отпустил, но оставил у себя в кабинете ФИО73 Примерно два-три дня после этого ФИО74 ходил в бронежилете, сослуживцы его подбадривали, а сам ФИО75 улыбался. Понимая, что поступили неправильно, они сами решили, что необходимо купить компьютер, собрать для этого деньги по две тысячи с каждого, но не успели, поскольку ФИО76 ДД.ММ.ГГГГ повесился в карауле.
[...] ФИО11 кроме того показал, что также не заметил отклонений в поведении погибшего в карауле. Около 03 часов 30 минут ДД.ММ.ГГГГ ФИО91 позвал всех попить чаю. При этом обсуждали, кто как поедет домой по окончанию службы. ФИО92 сказал, что вместе с майором Чабановым они скоро займутся приобретением для всех билетов, вел себя как обычно, улыбался, шутил, разговаривал со всеми спокойно, о каких либо проблемах не рассказывал. Около 05 часов он зашел в сушилку, где находился ФИО93, который сидя на полу что-то писал на листе из блокнота. На его вопрос тот с улыбкой ответил, что пишет стихи. Примерно через час пришла смена с постов, однако ФИО94, который должен был их впустить в караульное помещение, дверь не открыл. Он зашел в сушилку и увидел там ФИО95, висящего на поясном ремне. Все сбежались, вытащили ФИО96 из петли, стали оказывать первую помощь. При этом каких либо записок не нашли.
[...] свидетель ФИО20 показал, что, со слов его друга ФИО106, какой-то командир в ДД.ММ.ГГГГ побил его и нескольких сослуживцев, которые были на фотографии, за распитие чая. К этому событию потерпевший относился серьезно, но считал, что ничего страшного в нем нет, так как они сами виноваты и получили за дело.
в переписке со ФИО112 ДД.ММ.ГГГГ ФИО113 сообщил, что майор побил его и других сержантов в штабе за чаепитие, но он выдержит это, только останутся шрамы на лице. При этом упомянул об отсутствии поддержки со стороны девушки, на что друг рекомендовал не принимать это близко к сердцу. ФИО121 ответил, что не сможет и вспомнил прошедший подобный случай, когда у него на руке появились повреждения. 23 января потерпевший написал другу, что второй день ходит в бронежилете, часто надевая противогаз; 27 – уже без бронежилета, не упоминая ситуацию с «майором», жалуясь только на тяготы службы в карауле, постоянном желании выспаться, что скучает по технологиям и дому.
[...] В переписке с ФИО122 в конце ДД.ММ.ГГГГ ФИО123 также жалуется на отсутствие возможности выспаться, трудностях, связанных с несением караульной службы, <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ она пишет, что ей тяжело без него. ФИО124 считает, что <данные изъяты> <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ они обсуждают его возвращение из армии домой. Он сообщает, что его побил майор в штабе за чай, разбил половину лица «в кашу», ему больше всех досталось, так как он непосредственный подчиненный. В наказание его заставили надеть бронежилет, в котором он ходит третий день и уже привык, переживает о шрамах на лице. ДД.ММ.ГГГГ он не упоминает ситуацию с майором, ДД.ММ.ГГГГ – сообщил, что уже не ходит в бронежилете, и на самом деле три дня в нем – это не тяжело. В последующие дни речь об инциденте не ведется вовсе, они считают месяцы до встречи. ДД.ММ.ГГГГ пишет, что готовясь к возвращению домой, он занялся программированием, спортом. Вскользь упомянул, что комплексует от «болячек» на лице. ДД.ММ.ГГГГ написал, что его жизнь теряет смысл, ДД.ММ.ГГГГ - переживает об их отношениях, с горечью высказывается о возможном расставании. <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ он посчитал себя уродом из-за шрамов, но потом сообщил, что решит эту проблему загорев на солнце, либо отрастив бороду. Затем пишет, что когда майор уйдет в отпуск, он будет вместо него заказывать топливо, боеприпасы, назначать людей на обслуживание танков. В этот день их переписка заканчивается.
[...] ФИО132 обнаружен <данные изъяты>, в петле он находился не менее 1 минуты. При повешении в промежутке от 10 до 26 секунд человек теряет сознание и не может совершать активных действий, затем наступает состояние клинической смерти, после этого в головном мозге происходят необратимые изменения и биологическая смерть. Реанимационные мероприятия, следы которых обнаружены на трупе ФИО133, проводятся только при отсутствии признаков биологической смерти.
[...] Как следует из справки дежурного врача, в 06 часов 40 минут ДД.ММ.ГГГГ в военный госпиталь доставлен ФИО144 в состоянии биологической смерти, около 05 часов 50 минут этих же суток найденный повешенным в караульном помещении.
[...] Согласно результатам психологического тестирования ФИО142 от ДД.ММ.ГГГГ у него низкие вероятность нарушений психической деятельности и уровень склонности к суицидным реакциям, высокие уровень поведенческой регуляции, адекватные самооценка и восприятие действительности.
В заключении первичной посмертной психолого-психиатрической судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ № отражено, что в материалах дела отсутствуют сведения, указывающие на болезненное расстройство психики ФИО145 в период совершения им суицидальных действий. Он правильно ориентировался в окружающей обстановке, совершал последовательные и целенаправленные действия, поддерживал адекватный речевой контакт при отсутствии признаков помрачения сознания, бреда, галлюцинаций, депрессии. То есть мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Ему было свойственно привлечение вымышленных либо преувеличенных обстоятельств собственной жизни, при помощи которых он хотел подчеркнуть собственную значимость в глазах окружающих. В силу хорошо развитого творческого воображения и демонстративности, он был склонен к реализации вымышленного им жизненного сценария с верой в его правдоподобность. Данные особенности не могли спровоцировать принятие им решения о самоубийстве. По-видимому (с определенной долей вероятности), при субъективном усложнении личных проблем на фоне тягот военной службы (психофизическом истощении, оторванности от родных и близких ему людей), при повышенном внимании к собственным чувствам и переживаниям, в условиях истощения ресурсов адекватного личностного реагирования, могло возникнуть сознательное намерение совершения демонстративной суицидальной попытки без желания причинить себе смерть, либо вред здоровью. На это указывают декларирование им совершенной ранее суицидальной попытки, выбор времени, а также способа суицида, не связанного с разрушением тела, несмотря на наличие возможности воспользоваться автоматом. В состоянии аффекта ФИО146 не находился.
Повторная посмертная психолого-психиатрическая судебная экспертиза (заключение от ДД.ММ.ГГГГ №) проведена с учетом дополнительных материалов дела, в которых содержатся сведения о применении инкриминируемого Чабанову деяния. При этом выводы экспертов аналогичны, они расценили действия ФИО147 как демонстративную суицидальную попытку без намерения причинить себе смерть, либо вред здоровью.


Иногда данные указывают только на личные проблемы и их взаимосвязи со службой выявить не удается:

Как следует из Постановления о прекращении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ следователя ВСО СК РФ по Волгоградскому гарнизону, ДД.ММ.ГГГГ в 20 часов 45 минут в ходе плановых занятий по огневой подготовке на территории 244 общевойскового учебного полигона (<адрес>) на участковом пункте управления № рядовой Бобрович М.А. из закрепленного за ним огнестрельного оружия – снайперской винтовки Драгунова, произвел один выстрел себе в рот. В результате огнестрельного ранения Бобрович М.А. скончался на месте происшествия. Согласно выводов заключения комиссии экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ, нет основании полагать наличия у Бобровича М.А. психического заболевания в период, предшествующий его смерти. По материалам дела у Бобровича М.А. в период, предшествующий его смерти, также не усматриваются признаки какого-либо временного психического расстройства или иного болезненного состояния, а также состояния психики предрасполагающего к самоубийству. При жизни Бобровичу М.А. были свойственны следующие индивидуально-психологические особенности в виде: общительности, ответственности, исполнительности доброжелательности, неконфликтности, уравновешенности, тактичности, вежливости, адекватности поведения в субъективно-сложных ситуациях, достаточной адаптации в новой обстановке, упорства в достижении лично-значимых целях, с положительным прогнозом реализации собственных планов на будущее, которые не являются выраженными и не могли способствовать принятию им решения о самоубийстве. Установлено, что Бобрович М.А. самостоятельно совершил выстрел из снайперской винтовки Драгунова себе в голову.
[...] Согласно Заключению по материалам расследования по факту самоубийства военнослужащего, утвержденного командиром Войсковой части 22220, за время прохождения службы Бобрович М.А. зарекомендовал себя с положительной стороны. Со своей девушкой – Лисовец Виолеттой, общался регулярно по средством голосовых и смс сообщений. Ко дню ее рождения 17 сентября написал письмо на 8 страницах (в котором на первой странице размышлял о возможном разрыве и не возможности «дальнейшего существования», так же тяжести занятий по боевой подготовке). Письмо отправлено военнослужащим не было, на момент смерти находилось при нем. Из личных проблем, которые указывают сослуживцы можно отметить болезнь отца, которую остро переживал (повышенная плаксивость), и напряженные отношения его девушки с его мамой Аликиной И.В. Вероятной причиной самоубийства военнослужащего стал нервный срыв, вызванный глубокими личностными переживаниями по поводу комплекса семейных проблем (болезнь отца, сложные отношения между молодыми людьми и матерями, тоска по любимой девушке, возможно, внезапный бытовой конфликт с ней, ограниченная возможность общения с близкими) на фоне физической и моральной усталости.



Иногда же причинами самоубийства становятся такие вещи, которые даже не знаешь к какой категории отнести:

ДД.ММ.ГГГГ во <данные изъяты> батальоне застрелился <данные изъяты> З., который поев накануне несвежей пищи, при следовании в кунге автомобиля на полигон «<данные изъяты>» в результате расстройства кишечника непроизвольно опорожнился в автомобиле. <данные изъяты> Г. находясь в этом же автомобиле, не предвидел данную ситуацию, в результате чего солдат, не выдержав психологического стресса, по прибытии на полигон, застрелился.


Легко предположить, что могли просто отмахнуться от просьбы остановиться, не придав ей значения: "Торопимся! Терпи до полигона". Могли намеренно издеваться, потому что солдат был на плохом счету: "Да все у тебя и всегда не так идет. То он опаздывает, его ждем, то все бросаем, останавливаемся, чтоб его величество покакать мог. Терпи!". А может статься и так, что солдат просто промолчал, ничего не сказал, думал, что дотерпит, но не вышло. Учуяли это соседи и сразу - гогот, подколки. Представил, как будет дальше служить с репутацией засранца, запаниковал, нервный срыв и... Если эти же сослуживцы его ранее за что-то гнобили, то легко представить, что сначала мог бы и их убить.

Как-то так. В заключение скажу, что версия с неуставными отношениями применительно к недавнему случаю, конечно, выглядит наиболее вероятной, но лучше все же дождаться публикации большего количества фактов.
    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных